Thursday, December 9, 2010

Бразилия - Декабрь 2010

Обычно перед поездкой стараешься хоть что то почитать о месте куда ты едешь. Кроме общей эрудициии (возожность привести с умным видом какой нибудь как правило совершенно бесполезный факт), это помогает фильтровать информацию (читай, снимать лапшу с ушей), включая различные истории и объяснения используемые гидами, таксистами и другими паразитирующими на несчастном туристе собеседниками прикрывающими недостаток знаний признаваться в котором конечно же никто не хочет. На этот раз времени подготовиться и почитать не было, так что информация идет в ее чистом и первозданном виде. В общем, за что купил, за то и продал.

Четверг, 12/2/2010
Бразилия. На этот раз Бразилия. И едем прямо сегодня. И вроде был месяц подготовиться, а последние два дня я просто плакался не переставая что еще не начал собираться, в итоге начинаем складывать мой чемодан за пол-часа до такси. И тут понимаю что собственно складывать то туда особо нечего. Не самая приятная ситуация, и не самая нормальная, даже для меня, с моими вечными сборами в последнюю секунду... Нет не только футболок и штанов (в которые я влажу!), но нет ни экскурсий, ни даже заказанной гостиницы, в свете чего жить похоже придется на пляже, что могло бы быть даже не очень плохо, но опять же нет плавок (загадочным образом оставшихся в Сиэттле)! Ничего нет, и тут я осознаю что, да, я еду, еду в Бразилию, там обезьяны, жарко, море, самба, наверняка мохито и вообще хорошо! Даже без плавок!
Испытываем мы все таки судьбу. Но пока успешно. Одежда куплена в Dicks по дороге в аэропорт за час с небольшим до вылета – с продавцом у которого похоже тряслись руки от моего вежливо оброненного «мы немного опаздываем» после его многократных попыток сложить все это в мешок «поаккуратнее»... Зато у меня теперь есть даже белые штаны – ну никак нельзя было в Рио-де-Жанейро без них! И мы едем! В Рио! И в аэропорту когда на регистрации нам сообщают что наш багаж зарегистрирован до Рио и я замираю и думаю – неужели действительно я еду в Рио? Я? Несмотря на сжатый график закрепляем это радостное чувство Viognier в аэропорту – ну как же действительно можно начинать путешествие без стакана хорошего вина...
Уже из самолета удается дозвониться до гостиницы Mango-Mango в приятном (судя по путеводителю) районе Рио. Наташа послала туда письмо с утра, но ответа не получила... Оказывается, что они на все равно зарезервировали комнату, просто забыли подтвердить. Так что проблема на первые первые три ночи решена. Но следующая ждет нас в самолете, и даже две - перестает работать мой iPad (эх Apple, Apple – а я так всем его расхваливал... А чуть позже выясняется что мы забыли и подзарядку для ноутбука, что значит что батарейка кончится через 40 минут, и не только негде писать будет но и куда фотки сгружать не совсем ясно.... Диапазон решений от купить в Майами в аэропорту до послать FedEx’ом из дома... Доберемся до Майами – решим эту сложную проблему...
Добрались до Майами, купили подзарядку за 50 баксов и мне очки... не важно за сколько... Зато хорошие соответственно! Подзарядка вся из себя супер экологическая и все такое... Но как выяснилось в самолете, она от переходника не работает... Посидели пол часа в самолете на Рио и вот сейчас нам объявили что никуда он не летит – какая то механическая проблема. Так что будут искать нам другой самолет – два часа минимум. Хорошо хоть не выгружают назад пока что. Но это мы так спокойны потому что в первом классе сидим, народ позади уже явно тоскует и рвется наружу. А нам пока шампанское разносят и все такое...
В итоге все таки выгрузили. Теперь сидим снаружи и ждем пока нам другой самолет подадут. Обещают подать, но народ вокруг похоже сомневается... Посмотрим, в Майами Бич в принципе пляжи тоже неплохие :). К тому же наша подзарядка от обычной розетки начала работать, так что может и будет у нас хотя бы ноутбук работать. Завтра из аэропорта поеду в Apple что бы мне мой iPad починили, ну никак без него нельзя...
Проверил адрес в Интернете, и выяснилось что не поеду я в Apple Store, оказывается нет их просто в Рио Де Жанейро. Из за налогов нет. Мэр города попросил у Стива открыть, а Стив ему сказал что не будет им такого удовольствия пока налоги такие высокие. Налоги налогами, но похоже остался я без iPad на эту поездку. Не здорово это как то....
В итоге вылетаем около двух ночи, с трехчасовым опозданием. Плавный разворот над светящимся Майами и самолет берет курс на Кубу, и дальше через Венесуэлу на Бразилию и Рио до которого около 9 часов лета. Хорошо сидения полностью раскладываются, так что можно спать.
Перед сном все таки успевают принести ужин, причем очень даже неплохой... И начинаем смотреть Get Low, но где то к середине связь событий теряется и я только успеваю разложить сидение и отключаюсь.

Пятница, 12/3/2010
С утра просыпаемся от объявления что самолет заходит на посадку на Рио... Завтракать не успеваем и уже через двадцать минут стоим на паспортном контроле. Похоже нам не повезло с пограничником, который наши израильские паспорта разве что не обнюхивает, так что проверка берет минут двадцать, но это не критично, так как следующий час мы все равно проводим в ожидании багажа, который приходит только частично - Наташин чемодан, как выясняется, отправили в Сан Пауло, номера рейсов видите ли были похожи, и ворота рядом, неплохое такое объяснение...
В общем, из аэропорта выбираемся только около двух дня - хорошо таксист гостиничный нас исправно дожидался... Дорога ведет через пол Рио, а таксист по совместительству оказывается вполне прилично говорящим по английски гидом, так что обзорку мы получаем по пути. Город расположен на холмах и заливах. Но в отличие от большинства городов где средний класс старается жить наверху, в Рио все наоборот и на холмах живет беднота - там так называемые «фавелы» - криминальные районы куда лучше не забредать.
Наша гостиница тоже на холме, но около центра, в богемном районе. Фавел там нет, но по ночам до сих пор рекомендуют брать такси. Это bed-and-breakfast в старинном особняке, наша комната называется «Brazilian Film», и она типа двухэтажного лофта с двумя этажами: крохотная гостиная и ванная комната на первом и кровать на втором. Гостиницу содержат две американки, одна довольно экстравагантного вида, с полувыбритой головой, косичками сверху и множеством сережек на различных частях лица, вторая вида более консервативного и женственного, с таким цветком в волосах...
Получаем страничку с подробным описанием окрестностей и достопримечательностей, залезаем в ледяной душ, выпиваем по стакану кайпириньи (более детальная ода этому напитку позже) и едем на такси встречать закат на Sugar Loaf, наверное один из самых популярных символов Рио - крутая такая скала в заливе, с канатной дорогой в два этапа - один на соседнюю гору пониже, а потом и на саму скалу. Погуляли по этой промежуточной станции, полюбовались на город и на сам Sugar Loaf, но пока решили ехать на самый верх, верх горы полностью затянуло облаками. Так что закат не состоялся. Погуляли наверху по парку с крохотными такими обезьянками (сантиметров 20 наверное в высоту, не больше), выпили по стакану омерзительного кофе и поехали вниз. Интересное состояние когда кабина канатной дороги вдруг выплывает из облака и ты понимаешь что под тобой наверное метров триста, а внизу скалы и море плещется.
Потом пошли город смотреть. Архитектура очень необычная, совершенно не похожа на другие страны Латинской Америки. Наверное это и есть разница нежду португальским и испансим стилями. Но в общем очень красиво, и особенно сочетание старых и новых домов в жилых районах около залива. Идем вдоль берега и наблюдаем всяческие сценки - девушку фотографирующуюся в крохотном телесного цвета бикини на фоне залива и огромной статуи Христа на горе на другой стороне города (с кучей зевак вокруг), пары прогуливающиеся по набережной, ныряльщик с ружьем для подводной охоты подстреливший рыбешку и демонстрирующий ее своему товарищу на берегу. Такой приятный тихий и совершенно безопасный (рядом с военной базой) район...
Доходим по набережной до Urca Bar, народу тьма, там у них тусовочное место. Сидим на бортике над морем, смотрим на темнеющий залив, пьем пиво с кокой (в смысле два напитка, Наташа пиво не захотела), едим вкуснейшую сырную эмпанаду и густой рыбный суп.
Потом берем такси назад в гостиницу - у нас большие планы на вечер - самба клуб да и просто по центру погулять... Наш багаж так и не пришел - судя по всему, до сих пор в Сан Пауло, и когда придет неизвестно. Это все что я сумел понять проведя 20 минут на телефоне сс службой багажа American Airlines... Зато за это же время я спустил iTunes на Наташин ноутбук (потрясающе быстрая сеть в этой гостинице!) и восстановил свой iPad, правда с потерями - все аппликации и фотографии которые на нем были, пропали. Но дома есть backup, так что приеду, восстановлю. Но в принципе ситуация неприятная, я то думал Apple весь из себя такой надежный...
В итоге в пол-десятого выбираемся в Лапу - популярный район ресторанов, баров и клубов неподалеку от центра города. Идти от нашей гостиницы вниз по холму минут десять, по булыжным мостовым с трамвайными рельсами, вдоль старинных но запущенных особняков, многие из которых уже украшены к Рождеству - довольно странно видеть Санта Клауса взбирающегося по балкону в 30 градусную жару...
Лапа перекрыта для движения транспорта. И очень многолюдно. Правда забегая вперед можно сказать что толпа уплотнилась раза в три когда мы возвращались назад около часа ночи... Начинаем с ресторана Nova Canola, с его фирменным печеным козленком с рисом и потрясающим apfelstrudel со сливками - настоящими взбитыми сливками! И кофе (кстати тоже совсем недурной) подают с ними же. Ресторан тих и популуст когда мы в него заходим около 10 вечера и плотно упакован около пол-двенадцатого когда мы его оставляем - жизнь только начинается, так же как и шум - говорят все и одновременно. Говорят по португальски. Немного похоже на испанский, но только совсем немного. Большинство ни на каком языке кроме португальского не говорит, но тут и там встречаются англо и испано говорящие, так что дорогу мы находим и с заказами в ресторане справляемся.
Гуляем по городу куда так хотел попасть Остап Бендер (я кстати рассекаю в белых штанах, ну не смог отказать себе в таком удовольствии). И было зачем сюда рваться. Если жить в Рио судя по всему удовольствие весьма сомнительное, то отдыхать тут просто замечательно. После прогулки по улицам заходим в танцевальный клуб (естественно, самба). На сцене группа - певец мулат (потом его сменяет красивая такая бразильская девушка), двое белых на гитарах и черные на разных ударных и прочих шумовых инструментах. Народ вовсю танцует, и надо сказать, весьма зажигательно. По каперинье - и мы к народу присоединяемся . Каперинья это бразильский напиток из кашасы (типа рома, его тоже можно использовать), лайма, льда (ну а как же) и тростникового сахара. Как по мне, так даже приятнее мохито. И действует моментально - тяжело представить что еще меня могло подвигнуть на самбу... Натанцевавшись и расплатившись (15$ с носа за вход плюс по 5$ за коктейль), ползем вверх по горе к гостинице, хоть нам и было сказано пользоваться такси. Но как то странно брать его для расстояния в 15 минут пешком...
Возле гостиницы еще один танцевальный клуб, но из комнаты шума не слышно. Наташа нашла в доме мастерскую художника (похоже владелицы вполне серезно занимаются скульптурой) и коллекцию бразильской музыки и тут же сгрузила на iPod. Я еще вожусь с фотографиями - хочу их почистить и загрузить сразу на Picasa, такие у меня в этот раз благие намерения :). Хотя собственно здесь уже три ночи и неплохо бы пойти спать, завтра вставать в 8 утра (Наташа даже в 7 собирается!) и в девять за нами приходит профессор из местного университета и везет на "культурный" тур по городу. Такой вот тур Наташа накопала :).

Суббота, 12/4/2010
После ночных писаний и фотографий голова тяжелая, но в 8:30 выползаю к завтраку, а к девяти появляется Карлос Рокетт - професор истории исскуств, который еще по совместительству адвокат и бывший федеральный судья, с соотвествующими шутками, которые вкратце сводятся к тому, что он нам покажет все Рио и еще немного если мы захотим, as wild as it gets, но в пределах закона. Ближе к вечеру мы лучше поняли причину этих шуток, но это потом. Денег кстати он берет совсем немало, около 30$ за час, но безусловно того стоит и Рио нам показал так, как мы бы никогда без него не увидели. Правда приходилось отфильтровывать обилие дат, стилей и имен - к концу первого часа эта информация мной уже вообще не воспринималась...
Начали прямо от гостиницы, спустились вниз по холму, посмотрели мозаичную лестницу (куча ступенек, всего наверное метров сто пятьдесят) соединяющую Лапу и Санта Терезу, с художником с усами а ля Дали только раза в три пышнее, пьющим пиво у ее подножия и собирающим пожертвования на продолжение работы. А напротив, на стене дома через улицу, граффити увековечивающее его голову, правда приделанную к телу сильно беременной женщины с африканскими мотивами. Граффити кстати в Рио очень много – во всех старых районах стены им густо и порой многослойно покрыты, как и во многих других странах Латинской Америки. Не иначе отсюда черпали идеи мексиканские муралисты, или все было наоборот и они образовали это течение :-).
После этого прошлись по центральному городскому парку разбитому на территории по тем временам сравнимой с территорией самого города, с огромными индийскими баньянами с висящими корнями, фонтанами, пирамидами напоминающими египетские, но созданными еще до наполеоновского похода в Египет, и скульптурами различных времен и стилей привезенными и присланными в различные времена из Европы. Посетителей практически нет, тут и там редкие группы вида очень убогого и подозрительного, что в общем не большая редкость в Рио.
После парка и знакомства с эклектичной архитектурой центра города созданной в течение трех столетий (с 18-го по 20-е), продолжаем экскурсию в бывший еврейский квартал, где вначале селились евреи иммигрировавшие из Европы, но на сегодня еврейских магазинов в нем не осталось. Надо сказать, что здесь Карлос нас несколько замучил своими восторгами по поводу десятков наверное различных специализированных магазинов продающих всяческую дребедень от дверных ручек до полной цветовой гаммы вьетнамок (называющихся havaianas и являющихся как выяснилось бразильским изобретением). Из интересных магазинов можно отметить магазин торгующий предметами культа с витринами уставленными тысячами наверное фигурок различных святых и магазин продающий костюмы включая для карнавала.
Контерская и кафе Коломбо, с безбожными ценами (килограм пирожных около 50 долларов), с высоченным залом, зеркалами которые не смогли изготовить в Бразилии и доставляли из Бельгии) и гнутыми деревянными стульями. Пирожные вкусные но пожалуй не настолько. Кстати о ценах – это не только это кафе, город в целом далеко не дешевый. Такси из аэропорта стоило полтинник, такси по городу 15-20$, ресторан (объявленный mid range) 100$ на двоих, гостиница (bed and breakfast) 100$ ночь. То есть вполне американские цены. И везде полно местного народа. Не знаю уж о каком оффшоринге в эту страну может идти речь с такими то ценами :). И это при том что никто не напрягается и никуда не торопится. Ну да это тема отдельная...
Направляемся в колониальные районы, по дороге посетив старый кафедральный собор с интерьером в стиле рококо, обилием деревянных позолоченных украшений и статуей святой забыл-как-зовут помогающей от головных болей и ментальных проблем, но требующей другую голову взамен (какой то языческий обычай!), и перед ней действительно куча маленьких головок – явно купленных в магазине карнаальных аксессуаров. Там же в склепе под алтарем останки мощей первого португальского основателя города - выторгованные у Португалии, где он собственно и был похоронен, но не полностью а частично, и католики Рио переживают гадая какие части где.
После кафедрального собора обед на колониальной улочке с разноцветными домами зажатой между новыми зданиями-небоскребами центра города. Обед типичный бразильский буфет, где продают порции на вес. Стоит отметить shrimp-stroganoff и замечательное (а может просто своевременное!) пиво.
После обеда пытаемся добраться до парома и посетить город Нитерой на другой стороне залива, но по дороге в порт натыкаемся на субботний блошиный рынок и застреваем там на лишний час гуляя между прилавками и копаясь во всяких безделушках (Наташа прикупила ложечки для мороженого, а я замечательную пепельницу, хоть начинай курить снова).
Наконец мы на пароме, и у нас четверть часа передышки. Карлос похоже тоже подустал и рассматривает какие то таблицы на мятых листочках. Думал даже спросить что это, но подумал что получу лекции на пол часа о чем нибудь умном и промолчал.
В Нитерое идем в музей современного искусства. Экспозиция так себе, интересен сам музей в форме летающего блюдца на столбе, с изгибающейся рампой ведущей ко входу на втором этаже и бассейном у основания столба, создающем логическое продолжение моря под обрывом у края бассейна. Музей спроектирован самым пожалуй известным бразильским архитектором Оскаром Нимейером – через неделю ему исполняется 103 года, он один из основоположников (и наверное последний живущий) авангарда, тех до сих пор активно работает (музей был спроектирован им в 89 лет), конечно же левый (даже коммунист), старый друг Советского Союза (член Академии Наук и т.д.), а потом и России - Путин ему к столетию орден подкинул... Безусловно один из тех кто создал современный образ Рио – начал проекты еще в 30-х, все из них имеют статус landmark. Такой вот бразильский архтектор...
После музея возвращаемся через один из самых длинных в мире мостов назад в Рио. Следующая остановка одна из фавел (район трущоб) Рио. Их сотни, они покрывают все городские холмы и именно они место жительства тех кто дал городу (и успешно поддерживают!) его имидж небезопасного места. История фавел уходит корнями в 19 век, когда солдаты вернувшиеся с одной из войн не смогли обустроится в городе, захватили один из холмов и начали там строиться. Город не протестовал. Подход был освоен всем безденежным населением Рио, и сегодня так живет большинство населения – захватывает землю, строит своими силами дом, многие крадут воду и электроэнергию. Последнее просто – достаточно посмотреть на паутину проводов вокруг электрических столбов, с водой я не совсем понял технические детали.. Интересно, что город (и компании) продолжают давать эти услуги в районах трущоб – разительное отличие от Лимы, где жители замого большого района трущоб в Западном полушарии оставлены на произвол судьбы. И в отличие от Рио, они живут в настоящих трущобах – строениях из картона и жести... Фавелы же в основном застроены домами из бетона и кирпича, да бедными, да недостроенными и оставляющими впечатление полного бардака, но до сих пор домами, не развалинами... Населены самыми разными людьми, и в большинстве являются довольно неприятными местами с, мягко скажем, проблематичным населением. Хотя надо сказать, далеко не только бандиты и наркоманы живут в фавелах – в основном они заселены low middle class, хоть это и не совсем то что называется средним классом в Америке – по Карлосу в Бразилии в эту категорию попадают продавцы супермаркетов, водители автобусов, официанты, и т.д., в общем все у кого месячный доход превышает 1,200$ или и у кого есть стандартный набор электрических приборов (холодильник, стиральная машина, телевизор и DVD). И это 60% населения страны...
В общем, одну из таких фавел Карлос и выбрал для нашего визита. Не самая худшая, не самая лучшая. Как и другие, расположена на холме. Внизу район вилл и неподалеку Леблон - фешенебельный район где живет Карлос. Она в пределах слышимости от его дома, во всяком случае ночная стрельба периодически сопровождающая визиты наркодельцов... Одна из фавел окруженных армией две недели назад в рамках борьбы с наркобиснесом – ни много ни мало, въезды и выезды заблокировали танками... Въезжая в фавелу чувствуешь что попадаешь в другой мир. На дорогах уменьшается количество машин, зато появляется множество мотоциклов. Граффити повсюду, и густота электрических проводов на столбах делает по видимому просто невозможным понять кто есть кто. Водитель такси попросил спрятать камеру – машину вполне могут забросать камнями если поведение визитеров не понравится. У Карлоса есть договоренность с хозяйкой одной из квартир на верху холма и за 10 реалов нам дают подняться на крышу и осмотреть окрестности – довольно убогая картина жизни на холме, шикарные дома и пляжи внизу... Неприятное должно быть настроение и жителей холма наблюдающих это ежедневно, хотя можно это цинично рассматривать как «луч надежды» :-).
Ну вот, собственно в эти то хорошие районы мы и спускаемся после визита фавеллы. Следующая остановка – пляж Леблона переходящий в Ипанему – 50-ти примерно метровая полоса пляжей с белым песком, тянущаяся на много километров и набережная застроенная фешенебельными зданиями. Пляжи в наших планах завтра, так что сегодня просто медленно едем вдоль них, обозревая места где сосредоточены новые бразильские деньги – результат экономического чуда 60-х и 70-х, на которые пришелся расцвет бразильской экономики. «Старые деньги» сосредоточены в других районах, тоже неподалеку, и, как и во всех местах, пренебрежительно смотрят на новые, не гнушаясь впрочем ии пользоваться при случае...
Следующий район – Копакабана, самый наверное известный в мире пляж. Не иначе там то и собирался Бендер ходить в белых штанах – набережная района, расцвет которого пришелся на 20-е и 30-е годы до сих пор застроена фешенебельными гостиницами, но вода и песок намного грязнее чем на соседних Ипанеме и Леблоне, да и публика попроще. Кстати, с публикой не все так просто. Пляжи разбиты на участки, на каждом свои посетители, свои правила, и группа флагов сигнализирует посетителям (понимающим конечно!) о том что это за участок пляжи. Группы могут быть самые разные - пенсионеры армии, болельщики Унимеда, дети фавел, геи, культуристы, любители марихуаны, в общем, любые определения и их сочетания... Так что в принципе, собираясь на пляж неплохо бы знать в какую его часть направляешься...
После пляжа опять едем в колониальные районы, попадаем на свадьбу в церкви, все торжественно, платья и костюмы, строгий порядок церемонии за которым следит бабушка распорядитель, регламентирующая вход в церковь, и укоризненно качающая головой, когда детская пара (племянники невесты?) входящая, как и все, из бокового входа, срезает угол маршрута и ступает на красный ковер на два метра раньше чем следовало. И наконец марш Мендельсона под который открываются главные двери и появляется невеста в платье с длинным тянущимся белым шлейфом, который бабушка заботливо расправляет, пока невеста стоит под вспышками многочисленных фотографов. Карлос говорит что это очень фешенебельная церковь и сыграть там свадьбу стоит немало денег (и судя по публике, «старых»).
Проходимся снова по колониальным улицам, но уже темнеет, все закрывается, и мы направляемся ужинать в Лапу, в симпатичный ресторан на одной из главных улиц (как и весь район, перекрытой для движения машин). Похоже мы все устали, и сразу чувствуем действие кайпириньи (надо сказать, принесенной в больших стаканах – от души ). Карлос, темы экскурсий которого, как он и говорил, далеко не ограничиваются культурным наследием города, начинает рассказывать всякие смешные (и довольно скабрезные) истории о своих походах по клубам с клиентами. А клубы в Рио судя по всему разные...
После ужина прощаемся, получив кучу информации по нашему маршруту в Бразилии и теперь мы можем его подкорректировать – исключаем Сан Пауло (судя по Карлосу, город очень интересен, но только если его показывает человек, который его действительно хорошо знает, иначе это просто куча потраченного времени, и еще несколько городков, которые по сути просто курорты. Зато у нас появляется несколько свободных дней, и мы можем задержаться где то подольше.
В гостинице радость – доставили чемодан! Отдохнув, около полуночи едем в один из ночных клубов в Копакабане, но он закрыт... Еще в одном в основном публика лет так двадцати, так что на том же такси (хорошо покатались по ночному городу!) в итоге возвращаемся в Лапу и сидим до трех утра на улице в одной из кафешек с бразильской музыкой и густой толпой народа танцующего и в нем, и в соседних кафе и на тротуаре... Все возраста, все расы... Толстый черный, вертящий крохотную рыжую девчушку, старый беззубый дедушка в белой рубашке, из которого уже давно песок сыпется, но и он раскачивается и переставляет ноги в сандалях, нельзя даже сказать в такт, так как музыка идет отовсюду, из всех кафе и клубов, какафония звуков – выбирай мелодию которая тебе нравится и танцуй... И только негр охранник в строгом черном костюме стоит и невозмутимо смотрит вокруг иногда отгоняя мальчишек пытающихся что то продать народу сидящему в кафе. Уличный художник уламывает меня на карикатуру – последний раз я на такое соглашался в Ленинграде, лет так 20 назад... Интересно, где тот рисунок потерялся...
В три уходим из кафе и поднимаемся в гостиницу по булыжным улицам Санта Терезы... Надо сказать, что народ до сих пор идет нам навстречу вних, в город и клубы... Во многих домах музыка, но правда дом в котором была вчера вечеринка тих и окна темные.
Завтра наш пляжный день, и еще надо успеть съездить на Корковадо – там, где на 700-метровом холме над городом стоит уже почти 80 лет высоченная статуя Христа в стиле арт-деко. Сегодня было пасмурно, и она вся была затянута облаками. Прогноз правда и назавтра облачный, но похоже утро должно быть ясным.

Воскресение, 12/5/2010
С утра замечательная погода, и наши планы начинаются со статуи Христа на Корковадо. Едем на местном автобусе (очень чистый и приятный, билет около полутора долларов) до станции поезда-фуникулера, который нас должен туда поднять... И обнаруживаем очередь туристов часа на полтора. Так что вместо поезда решаем воспользоваться назойливо предлагаемым шаттлом одной из туристических компаний – дороже, и не так интересно как на поезде, но зато оставляет шанс добраться до пляжа перед ожидаемым послеобеденным дождем.
Статуя Христа с распростертыми руками над городом (он сам символизирует крест, а Рио под ним целый мир) впечатляет. И не меньше впечатляет вид на Рио открывающийся от нее. Это самая высокая точка города и весь Рио лежит внизу – с Сахарной Головой, центром и всеми его пляжами и фавелами на холмах. Как на ладоне, мост через залив и Нитерой, и я уверен, если бы у нас был бинокль, можно было бы увидеть летающую тарелку музея Нимейера. Народ, фотографируется на фоне статуи. И тоже раскрыв руки. Типа, я с другом... Напоминает фотографии с Пизанской башней, которую, фотографируясь, все считают своим долгом поддерживать. Великая вещь перспектива. Не устояли и мы перед соблазном :-).
Пока мы решили спускаться, уже появились первые облака. В результате, прождав около часа в очреди на обратный шаттл (тот же час который мы сэкономили на ожидании поезда :-)), и от скуки ожидания облазив все этажи разрушенной гостиницы у остановки (нет окон, отошла штукатурка, скрипящие деревянные лестницы, зато какой вид с полуобвалившегося балкона четвертого этажа!) мы попадаем назад в город и, пересев на автобус до Копакабаны мы наконец то на пляже. И там еще даже солнечно. Сочетание кайперинья (конечно же!) и океана в этом просто символическом месте – день удался... Прошлись по набережной, поглазели на скульптуры из песка, заплатили за это пару реалов дедушке на лавочке неподалеку утверждающему что он скульптор и за глазение надо платить - ну как тут не вспомнить великого комбинатора и сбор платы за вид на курортные высоты Кавказа...
После этого поняли что скоро начнет вечереть, а мы, погрузившись в символизм Копакабаны, еще не были на значительно более приятных Ипанеме и Леблоне. Такси и мы там. Маленькая деталь – в такси мы поняли что наличные кончаются и надо это срочно решать, так как нам настоятельно не рекоммендовали снимать деньги в темное время суток где бы то ни было.
Небольшое отступление – бразильские банки... Началось все с аэропорта, когда встречающий нас таксист на вопрос где можно снять деньги (в любой стране мира аэропорт полон АТМ, но не в Бразилии!) повел нас на третий этаж торгового центра не подалеку, где, под присмотром полиции, мы сняли наши первые бразильские реалы... И там же мы поняли что операция эта не для средних умов... Достаточно сказать что процесс требует введение пароля дважды, а вставления карточки в автомат трижды на разных этапах попытки получить из стены купюры... А еще автомат, хоть и попрошенный говорить по английски, периодически сбивался и переходил на местное португальское наречие... Я сбивался дважды и должен был прибегнуть к помощи таксиста что бы получить все таки свои кровные... Последней каплей было когда автомат попросил подождать около минуты, так как он «считает банкноты»...
На следующий день во время тура с Карлосом я пытался снять еще денег, но банки либо не работали с международными карточками, либо были закрыты на выходные... Хорошо хоть не на обед...
В свете этого отступления понятно что операция по снятию денег перед пляжем была сложной и успехом не увенчалась, и это после опробования четырех различных банков и АТМ на бензоколонке. Так что пришлось нам на пляже искать кафе которое бы принимало кредитки.
В итоге мы все таки добрались до пляжа, действительно замечательного и даже успели искупаться и поесть жареных креветок в близжайшем кафе, когда начали появивляться футбольные болельщики в бордово-зелено-белых майках (цвета местного Унимеда) празднующие победу любимой комманды бегая (или разезжая в машинах) вдоль набережной с флагами и сопровождая эти перемещения скандированием и гудками машин воспроизводящими интернациональную футбольную мелодию, которая, как я верил когда то, была создана что бы увековечить успехи киевского Динамо (пока в Москве в Лужниках спартаковские болельщики не объяснили мне всю глубину моих заблуждений)... Наверное по этому же поводу народ начал запускать фейерверки прямо на пляже и в фавелах на холмах вокруг, когда пошел дождь. Вначале он слегка моросил, и мы продолжали прогуливаться вдоль набережной. А потом, когда он усилился, мы спрятались под навесом ларька-закусочной на набережной и пили придуманный Наташей коктейль «Дождь на Ипанеме» - свежий кокосовый орех в который добавляется стаканчик золотого Bacardi – замечательная штука... И успокаивающе на нас это подействовало, поэтому, когда дождь полил как из ведра (притом это отнюдь не метафора – было просто ощущение что взяли ведро воды и нан нас выплеснули, так что промокли мы сразу и окончательно) нам уже было довольно хорошо, и тепло, так что стояли мы под этим дождем и пытались ловить такси чтобы ехать ресторан. Но таксисты среди потоков дождя нас похоже просто не замечали, так что пришлось идти к близжайшей гостинице.
Наконец остановился таксист (к тому же понимающий по английски) и сквозь сразу образовавшиеся с дождем пробки повез нас в Ботафого (там где мы хотели пойти в ресторан). И даже по дороге остановился у работающего (!) банка, и, промокнув очередной раз и вступив в лужу по колено, я все таки снял свои заветные 500 доларов! Ресторан оказался закрытым (снова соврал путеводитель, а ведь он этого года!) а дождь еще усилился – дворники перестали справляться и мы ехали через сплошную стену воды. Я дал таксисту адрес гостиницы, но тут случилось странное – у него просто поехала крыша... Включив диск с какой то бравурной музыкой и странно похихикивая, он начал нам рассказывать как он любит дождь, и как это хорошо и как он этот дождь победит... И начал побеждать, мчась через дождь, обгоняя машины и меняя полосы. Я уж и не стану упоминать про езду на красный свет, с этим тут похоже как в Италии – по обстоятельствам, особенно по вечерам, это мы уже вчера поняли. А вода между тем прибывала и дошла до уровня тротуаров... Часть машин просто стали... И вот впереди лужа глубины неведомой, и наш победитель дождя все таки напрягается, но, напрягшись, он заезжает через бордюр на зеленые посадки разделяющие нас и съезжает на встречную полосу на которой почему то воды чуть меньше, зато навстречу нам едут автобусы... В общем, та еще поездочка... В итоге мы все равно застряли, со спуска с нашего холма лились потоки воды и невозможно было заехать, стоки воды не функционировали и давлением стекающей воды выбило канализационные люки внизу, и в дополнение к дождю отуда били просто фонтаны воды... Она стояла выше уровня тротуара, а машины впереди стояли в воде по днище... Тут уж даже наш герой сдался и мы остановились у открытой (счастье!) пиццерии.
В ней тоже наводнение – вода хлещет из под плит пола, и стоит глубокой лужей на веранде, владелец сидит оперев голову на руки и только злобно мне делает знаки что бы я все это не фотографировал... А официанты носятся обслуживая сидящих на высоких стульях клиентов забежавших в пиццерию, как и мы спасаясь от дождя. Надо заметить, что давнo уже так хорошо не елся густой горячий луковый суп (огромная тарелка, скорее маленькое ведерко!) с кальцоне и не пилось Casillero De Diablo как в этой пиццерии под потоки дождя на улице...
Дождь ослабел и пиццерия начала заполняться распевающими (и распивающими) болельщиками Унимеда (как только они перетерпели дождь?). Под это разгорающееся веселье мы потихоньку выбрались и под слегка моросящим теперь уже дождем направились пешком (движение еще закрыто, хотя лужи уже спали и хотя бы не покрывают тротуар) в гостиницу. Добрались вымокшие до нитки, вода течет... Наташа пошла спать, а я пытаюсь пройтись хоть по каким то mails...
Горячая вода в термосе кончилась, а очень хочется чая... В середине моих размышлений о том как пробраться на запертую кухню - через окно? - появляется хозяйка, тоже совершенно мокрая - застряла в Рио и еле добралась, подвез какой то сумасшедший мотоциклист – подъезд к нашему холму все еще затоплен... Так что получаю свой чай...
Последний вечер в Рио кончился, завтра с утра мы едем на остров Ilha Grande, и пробудем там по крайней мере до среды купаясь в море и гуляя по всяким туристическим тропам...

Понедельник, 12/6/2010
Паром на Ilha Grande в 3:30 дня из Ангры, до которой добираться около трех часов из Рио. В десять утра нас забирает таксист – мы еле успели собраться и с помощью нашей американской бритоголовой хозяйки заказать гостиницу на острове – там не говорят по английски, только по французски или португальски. Билеты на одиннадцатичасовый рейс уже оказалось закончились и близжайший в 11:45 – так что болтаться нам на станции часа полтора... Зато мы в деталях изучаем установленную к Рождеству композицию поклонения волхвов и книжный магазин...
В двенадцать мы уже боремся со сном на удобных раскладывающихся сидениях мерседесовского автобуса везущего нас в Агру но начавшийся вскоре после выезда из Рио дождь не оставляет нам никаких шансов на победу...
Около трех дня (с опозданием) мы на автобусной станции Агры, и, схватив такси, успеваем на паром незадолго до его отхода. Полуторачасовая навигация между островов (скрашенная допитием вчерашней бутылки вина из пиццерии) и мы в Абрао – главном (среди двух) городе острова. Весь Абрао – две улицы и три переулка, так что путь от парома в нашу загороднюю (три дома по пляжу от последнего городского переулка) гостиницу занимает минут десять. Правда нелегких – наши замечательные и продвинутые четырехколесные чемоданы почему то не хотят ехать по грунтовке и песку, так что тащим их волоком когда мощеная улица заканчивается после моста через тропическую речушку и начинаются пляж и густые джунгли. Впрочем,хорошо что дорога вообще есть – на острове автотранспорт запрещен и есть всего четыре машины – амбуланс, военная полиция, пожарники и сборка мусора. Мы правда видели еще и автобусик какого то морского исследовательского центра, но это временный гость на острове и стоит он на приколе на центральной площади. На следующий день нас скорая чуть не сбила – обидно наверне быть сбитым чуть ли не единственной машиной на острове, но это я забегаю вперед...
Раньше (давно) остров использовался как Алькатрас – скопище тюрем для особо опасных преступлников, но в какой то момент это закончилось, тюрьмы снесли и сегодня у острова слава одного из лучших курортов штата... Но до сих пор туристов сходящих с парома встречает здание министерства пенитенциарной системы, хоть уже и не функциональное. И еще тут и там на острове есть развалины тюремных зданий... Мы заглянули в одно из них в последний вечер на острове – уже темнело, лил дождь и все это вкупе с крошечными камерами-нишами в бетонном каземате «встроенном» внутрь холма (без окон, без вентилляции, жара страшная) создает довольно гнетущее впечатление... Не попадайте в Бразилии в тюрьму, не стоит, ох как не стоит...
Голубой забор нашего дома в ста метрах от места где речушка впадает в океан. Наша комната с балконом находится на втором этаже, выходящем на всю в кораблях бухту, на который поднимаемся по винтовой лестнице со двора. Во дворе заросли «ган эден» (так и не знаю их русского названия) и цветут кактусы декабристы – и все это местное. Позже гуляя по острову мы найдем бегонию и кучу других хорошо нам знакомых по советским еще подоконникам растений – вот оказывается откуда они все... На балконе гамак и холодильник куда мы немедленно сгружаем купленное по пути (нужно было дать чемоданам передохнуть) в крошечном местном супермаркете пиво.
Хозяин гостиницы француз - настоящий француз, даром что живет в Бразилии пятьдесят лет - седой старик с горбатым носом, густой еще рыжеватой щетиной, прикуривающий сигарету от сигареты и слушающий Джо Дассена в гостиной со стеклянными стенами на море на первом этаже. Английского естественно не знает, немного говорит по испански, так что мы друг друга понимаем.
Первым делом бежим на море купаться – француз крутит пальцем у виска, что взять с этих русских лезущих купаться в такую пасмурную и холодную погоду, но все же дает tip - советует пойти в соседнюю бухту (минут пять вдоль берега) где нет кораблей и вода и пляж почище. Идем через короткую тропинку в джунглях соединяющую два пляжа – мы похоже действительно одни такие в купальном снаряжении – остальной народ в дождевиках и с зонтиками... Зато мы в туристических ботинках, а остальные во вьетнамках, такая вот у нас противофаза получается...
По пути назад обнаруживаем весьма разрекламированный ресторан Lua e Mar в соседнем доме от нашей гостинички, с верандой на море (“to watch the crashing waves and scurrying crabs” как написано в нашем путеводителе). Так что место для ужина выбрано, особенно учитывая что зарядил дождь и идти куда то «в город» не охота. Дедушка, восторженно причмокивая, одобряет выбор, и, после стабильно горячего (!, вот где былка проблема в гостинице в Рио) душа, одев праздничные Crocs'ы мы торжественно направляемся в соседнюю дверь ресторана.
Timing is everything – занимаем последний столик под навесом у моря, остальные в глубине. Уже через пол часа ресторан полностью заполнен... Меню в основном морское, хотя есть и мясо тоже. Стандартная порция готовится на двоих, и порцию на одного нужно специально оговаривать (теперь я думаю что этот тут вообще принято, наверное вчерашнее ведерко лукового супа тоже было рассчитано на двоих). Берем жаркое из различных «даров моря» - приносят огромный глиняный горшок с тушеными мидиями, кальмарами, креветками и еще какими то созданиями, определить которых возможным не представляется... Ресторан вполне заслужил свою репутацию...
Дождь перестал, гуляем по пляжу с привязавшейся к нам местной дворняжкой... На берегу натыкаемся на обещанного краба, довольно большого, с ярко голубыми клешнями, куда то спешащего по своим делам. Но не тут то было – наша собачонка начинает с ним «заигрывать». Бедный испуганный краб высоко подняв растопыренные клешни, занимает оборонительную позицию и отступает от собаки, пытаясь спрятаться у меня за ботинками... Минут пять наблюдаем это представление, и идем домой, где и отключаемся под шум волн под балконом...

Вторник, 12/7 – Четверг, 12/9, Ilha Grande
Жизнь (даже туристическая) на тропическом острове монотонна... День похож на день (и все лучше предыдущих!), разнятся только места гуляний, купаний и названия ресторанов и блюд... Тропическое море расслабляет как ничто другое, особенно подкрепленное пивом на пляже и изысканным ужином по вечерам...
Начну с общего: будильник надрывается с семи тридцати утра напоминая нам о благих вечерних намерениях встать пораньше и увидеть побольше. После раз десяти использования snooze (замечательная все таки функция!), где нибудь ближе к девяти, полюбовавшись на утреннюю бухту с балкона, выползаем к завтраку. Ох уж этот завтрак! Крепкий эспрессо! Сок свежей ярко оранжевой папаийи поданный в графине с огромными бокалами, салад из фруктов ведомых и неведомых, деревенский йогурт, добавляюший салату неповторимый тонкий вкус, мягчайший домашний белый сыр, булочки с румяной корочкой, как будто только что доставленные из французской пекарни, под тюлевой, вышитой бисером салфеткой... а иногда и омлет который дедушка собственноручно жарит для нас на кухне (очень уж он проникся к нам послетого как узнал что мы из России :-)). Эх да что рассказывать! Просто кулинарная песня! Мы делимся восторгами а дедушка только широко улыбается. За завтраком к нам приходит гость – огромный краб живущий на террасе под полом, по сравнению с ним довольно крупный краб которого мы видели в первый вечер, просто лилипут. У него длиннющие ноги и гигантская правая клешня которую, передвигаясь, он держит у себя над головой. Ну вот, в общем, мы завтракаем на террасе и краб сидит рядом, и неподалеку любопытная серая кошка и две таксы. Такая вот домашняя обстановка... Кстати краб нас иногда встречает вечером сидя на террасе прямо перед дверью. Открываешь ее, а там краб с радостно воздетой клешней...
После завтрака начинаются всякие мероприятия. Начинаем мы их на центральной площади городка, с белой церквушкой, несколькими сувенирными магазинами (один специализируется на индонезийских сувенирах (я их теперь за версту узнаю!) и имитацией рождественской елки сделанной из наклонно натянутых от верхушки столба к земле зеленых проводов с зелеными же лампочками... Они там еще что то строят, наверное традиционную сцену nativity...
Ну вот, на этой площади начинаются тропы и от нее же отправляются маленькие корабли и быстрые моторки в разные экскурсии по острову.
В первый, совершенно пасмурный день мы играем в настоящих туристов. Выбираем тропу Т10/11, трехчасовой в общей сложности маршрут, ведущий через перевал (высота около 400 метров) на несколько отдаленных пляжей откуда нас заберет лодка около четырех вечера. Если верить путеводителю, тропа считается одной из лучших троп в мире для прогулок. И она действительно красива. Но по вечерам идут сильные дожди, и тропа, довольно крутая в ее первой части, еще и совершенно мокрая. Меся красную глину сразу ставшими неподъемными турботинками, мы упорно идем вперед и в итоге около двух дня мы на пляже Лопез Мендез, самом-самом пляже на острове, и наверное лучшем на котором нам случалось бывать до сих пор – четыре километра белого чистого песка скрипящего под ногами, как снег, пальмы (как положено :-)), огромные закручивающие нас волны и серфингисты. Народу немного, несколько десятков на весь пляж, вода теплая, удовольствие от катания в переворачивающих тебя волнах неописуемое. В четверг мы отправляемся туда снова, на этот раз лодка довезла нас до гористого перешейка, который нам все равно пришлось переваливать пешком (пол часа), так как лодки на этот пляж не ездят (во всяком случае в этот день), не могут пристать из за волн... И если во вторник было пасмурно, и вода была «обычного» морского грязного цвета, то в четверг она была бирюзова просто как в фильмах, солнце ярко светило, пальмы зеленели, волны с белой пеной разбивались о скалы у границы пляжа, крохотные обезьянки в зарослях ели яблоко просто из рук, в общем можно снимать тропический рекламный ролик... При всем нашем спокойном отношении к пляжам, мы проводим здесь все время до возвращения, и готовы были бы остаться еще :-)...
В среду поехали на моторке вокруг острова. Долго колебались, так как с утра было пасмурно и обещали дождь, в результате была замечательная погода, солнце на всех восьми посещенных пляжах, кораллы, яркие морские звезды, рыбки и все такое, пиво и паэлла с мидиями и креветками на ланч на берегу были превосходны, в общем жизнь удалась. Видели даже здорового кита. Правда дохлого. Плыл пузом кверху и изрядно смердел... Неподалеку от последнего пляжа (с маленьким водопадиком, полянкой с бегониями и романтическим названием Пляж Любви) небольшой французский ресторан... Непонятно как они завлекают посетителей – единственный способ добраться это на водном такси, будет стоить около ста пятидесяти долларов...
По пути домой обнаруживаю что обгорел и стал розовым как поросенок, думал даже у французского дедушки йогурт просить спину смазывать... И у этого есть продолжение – то ли я действительно перегрелся, то ли просто простудился, но четверг я провел с температурой (правда все равно на пляже), и вечером, после прогулки по тропе вокруг Абрао (это название городка), где нас поймал дождь и мы вымокли до нитки и продрогли (зато посмотрели остатки местной тюрьмы и сюрреалистический в тяжелых сумерках и хлещущих косых потоках дождя акведук), я понял что без кардинальных мер не обойтись. К таковым я отнес стакан Caipivodka (та же кайперинья, но обильно замешанная на водке) в качестве альтернативной медицины и неудачную попытку купить жаропонижающее в аптеке – последняя уже закрыта – в качестве конвенциональной... В гостинице у дедушки таблеток тоже не оказалось, так что приходится побираться в Lua e Mar по соседству... Дали мне на месте каких то капель, и еще с собой пару таблеток с неизвестным названием Dorflex. Так как объяснялись мы на пальцах, решил я все таки проверить их в Интернете. Правда после того как выпил. И нашел. С коментарием «запрещены FDA»... Но в итоге после более детального прочтения, оказывается что запрещены то они запрещены, но не во всем мире... И до сих пор продаются в Израиле под названием оптальгин, и в России под названием анальгин... Никогда бы не подумал что анальгин запрещен в Штатах... Да... Надо будет рассказать в русском магазине, а то по моему торгуют они им вовсю :-). Ну в общем, накачался я им и чаем проготовленным с помощью давно забытого прибора «кипятильник», температура упала, жить стало лучше, жить стало веселей... Кстати о кипятильнике – насколько я помню советские приборы кипятили стакан воды секунд за тридцать... Этот же, купленный в Walmart, тяжко работал минут десять, пока наконец не появилась в стакане тонкая струйка бегущих к поверхности пузырьков отдаленно напоминающих процесс кипения...
Из неприятных вещей – сломался мой Nikon, и снимает только в огрниченных режимах... Главное, что я новую линзу специально перед отъездом за почти семь сотен купил... И думал ведь я поменять и фотоаппарат, так как он барахлил изредка (это правда после того как я его уронил), но решил подождать. Ошибка. Теперь снимаю на маленький Canon, посмотрим что из этого получится...
По вечерам идет дождь. Как по расписанию. Неважно как начинался день, было ясно или пасмурно – ничего не важно. Теплый тропический ливень, начинается около шести вечера, как раз когда мы возвращаемся домой и Наташа пьет кофе с пироженным купленным по дороге с причала (здесь по всему городу ездят такие смешные лоточки и продают вкуснейшие пироженные) а я забираюсь с пивом в гамак... Льет весьма интенсивно часа полтора-два, и прекращается.
По сложившейся за последние дни традиции, к восьми мы идем в ресторан О Pescador (Рыбак)... Из блюд можно отметить изумительные фаршированные кальмары (безусловно signature dish), печеного группера, и филе миньон. Плюс находится на берегу моря. Непобедимое сочетание. После него можно выпить кофе и послушать Боса Нова и еще разную бразильскую музыку в ресторанчике по соседству. Надо бы купить диск Zeca Baleiro, но боюсь, забудем. Еще стоит отметить ресторан при гостиничке Тропикана – лобстер и шашлык из акулы были отменны, так же как и сок из неведомых бразильских фруктов и кайперинья после дня на моторке :-).
Вечерние перебои с электроэнергией тоже традиционны. Только самый первый вечер обошелся без них. А так электричество отключается часа на два-три. Причем сразу повсюду. Город погружается в темноту, у редких счастливцев есть генераторы, и в этот момент понимаешь что свечи на ресторанных столиках имеют еще и вполне прикладное назначение...
Четыре дня пролетело, островной отдых заканчивается, завтра с утра мы должны сесть на десятичасовый паром назад в Агру и оттуда на автобусе до Парати.

Пятница, 12/10/2010 – Ilha Grande - Парачи
С утра просыпаемся - все вокруг в тумане как в молоке и моросит не по расписанию ранний дождь... Прогноз погоды уверенно сообщает что погода стоит замечательная, солнечная, с легкими кучевыми облаками, и вероятными осадками вечером. При этом в Парачи он показывает сильную облачность. Не иначе там ураган... Уже довольно поздно, учитывая что в десять корабль отходит – в отличие от многих других латиноамериканских стран, транспорт абсолютно пунктуален, опаздывать не стоит. Быстро собравшись, позавтракали на веранде в одиночестве - ни краб, ни таксы не говоря уже о изнеженной кошке в это промозглое утро к нам не вышли – и поволокли чемоданы по мокрому песку через мостик (облюбованный семейством голубых крабов), мимо церквушки по блестящему от дождя булыжнику главной площади к паромному причалу. Бросили монетки, как водится, чтобы вернуться, и уселись на верхней палубе, кто музыку слушать, а кто и поработать, благо связь в заливе хорошая и за полтора часа плавания в тумане я свою рабочую почту изрядно подчистил. Забавный момент – в процессе сборов, забираем все ценное что держали в сейфе, включая связку ключей с моим SecurID. Какого же удивление, когда мы достаем оттуда два SecurID, похоже какой то еще бедняга параноидально страдающий проблемами информационной безопасности, тоже хранил его в сейфе, но забыл забрать :-).
Через пятнадцать минут после прибытия в Агру сидим, а точнее стоим, в местном битком забитом автобусе с кучей людей одетых в цвета национальной футбольной сборной и через два часа мы у цели – в городке Парати (или Парачи как местные произносят)... Вообще, язык мы лучше понимать не стали, но отдельные нюансы улавливаются – много слов сходных с испанским, но с замененными согласными, особенно «т» и «ч» (только при произношении, на письме выглядят так же). Например, Парати – Парачи, очо (восемь, исп.) – ойто (порт.), и т.д. Карлос в Рио говорил, что есть даже диалект Portuñol на котором часто общаются бразильцы со своими испано говорящими соседями. В общем, еще один Spanglish...
На автобусной станции Парачи мы совершаем ключевую ошибку пожадничав и решив сэкономить десять баксов на такси пройдя семисот метровое расстояние отделяющее нас от гостиницы пешком. Семьсот метров разные бывают, и если из них триста пятьдесят по крупному, двух-трехвековой давности булыжному покрытию все с теми же нежными чемоданами, то тут уже взвоешь. На следующий день мы правда там же на велосипеде ехали, не буду рассказывать в деталях что я себе отбил... В общем, жалко чемоданы... В конце концов, добрались до гостиницы, название что то типа «Солнце Герани», старинное огромное двухэтажное здание на центральной площади с каменными полами, столиками с шахматными досками и вазами расставленными тут и там, колоннами, двориком полным цветов, огромной столовой залы со стенами в картинах, со длинными столами и лавками, где обитатели встречаются за завтраком, каменной лестницы ведущей на второй этаж и затемненной художественной мастерской полускрытой в зале за лестницей с кучей стеллажей с холстами, красками и кисточками... Комната с деревянным узорным балконом с горшками красной герани выходит на главную площадь, хозяйка предупредила что ночью будет шумно, народ гуляет до утра.
Наскоро приняв душ, пошли перекусить «в город». В кафе встретили пару с которой мы похоже пересекались во всех ресторанах на острове. Туристы из Испании. Она нам прочитала краткую лекцию о видах кашасы (район Парачи сегодня один из бразильских центров по ее производству), которая нам весьма пригодилась во время визита на маленький заводик по ее производству на следующий день.
Парачи это маленький колониальный город на реке (с невоспроизводимым названием), тут же, у порта, впадающей в море. Когда то важный порт, с концом золотой лихорадки в Минас Жерайс в конце 18 века, потерял свое значение, несколько его восстановил с кофейным бумом в девятнадцатом веке, но будучи соединен с остальными частями страны только морем, потерял его вновь до середины 20 века, пока шоссе не связали город с Рио и Сан Пауло. Собственно, видимо эта отчужденность и позволила сохранить сонный городок до семидесятых, когда он получил статус национальной исторической зоны. ЮНЕСКО сейчас рассматривает петицию о присвоении World Heritage статуса.
Прошлись по улицам, потолкалис закрытые двери церквей - они открыты только в строго регламентированные часы, в большинстве не совпадающими с нашим расписанием, лишаясь тем самым возможности записать нас в число своих посетителей. Как ни странно, большинство церквей закрыты и в воскресение тоже, некоторые открываются на вечернюю (в семь вечера) молитву, но мы в это время будем уже по дороге в Белу Горизонте... Вышли к речке, и, обогнув город вдоль берега моря под начавшимся дождем (и здесь тоже около шести!) и пройдя мимо порта, вернулись в город через одну из боковых улиц с огромной лужей (я бы даже сказал скорее небольшим озером) вместо проезжей части. Переправившись через него обнаружили огромную художественную мастерскую специализирующуюся на деревянных насекомых. В основном муравьях – они явные фавориты. Есть большие, синие, зеленые, все люминисцентное... Есть маленькие (все относительно, сантиметров двадцать :-)), черные, но их не продают, точнее продают, но только в составе композиции, скажем «цветущая ветка яблони густо усаженная пятнадцатью муравьями». Единственным исключением из «насекомого» правила является огромное панно покрытое лягушками из папье-маше. Тоже очень классными. С трудом покинув мастерскую и немного поблуждав, наткнулись на симпатичное кафе Bodega Do Poeta, с несколькими столиками, меню с фотографиями из кинофильмов, и пожалуй самым медленным процессом приготовления кофе я где либо встречал. Надо правда заметить, что они мне успешно скрасили два часа ожидания, дав несколько головоломок, две из которых я решил, но вот третья оказалась непосильной задачей, и, в итоге, даже когда кофе принесли, он успел остыть, пока я наконец принял воплевое (хотел написать волевое, но вышла опечатка, и это правда, скорее это был вопль души!) отложить так и не решенную головоломку в сторону и все таки выпить свой остывший уже эспрессо. Что успокаивает, так это то что по словам официанта, ее никто никогда не смог решить, они даже не знают есть ли решение в принципе... А я на это два часа убил!
Ужинать пошли во французский ресторан Порто, заявленный Lonely Planet как лучший в городе, и даже вошедший в список ста лучших в мире. Он в двух шагах от гостиницы – прямо через площадь. Все нарядно и торжественно, официантка говорит в нос по французски (что для нас все одно как по португальски), но находит переводчика, так что с заказом мы справляемся. Изумительный печеный чеснок, неплохие патиссоны и суп из бобов, но остальное – ничего особенного. Кульминация наступает когда на мой вопрос не слишком ли остр стручок красного перца положенный в качестве украшения на мой филе миньон с секретным сосусом из императорского дворца, ответ был «нет, нет, он очень suave». Большая-большая ошибка. Больше я в этот ресторан не пойду ни за что. Откусив маленький кусочек перца я чуть не умер. Совсем. Пришлось выплевывать на тарелку – не помню чтобы я когда то такое делал.. Последний раз лет наверное в семь, когда мама пыталась меня насильно кормить «очень полезной тыквенной кашей»... И к тому же во французском ресторане... Поняв что мне действительно нехорошо, подбежала еще одна официантка и предложила воду, в общем, пара бутылок воды со льдом сняла напряжение, но видимо вкусовые рецепторы так быстро не восстанавливаются, и остаток трапезы мне показался совершенно безвкусным. Но с другой стороны и Наташе блюда там не показались чем то необыкновенным, так что наши мнения с составителями списка лучших ста и рецензии из New York Times существенно расходятся.
Ну а после ресторана пошли спать в нашу комнату с геранью на балконе и шумом с площади до четырех утра...

Суббота, 12/11/2010, Парачи
В субботу с утра еле успеваем на экскурсию на Estrada Real, «Королевскую Дорогу», или, как ее все называют, золотую тропу. Проспали все на свете и гид нервничает что мы упустим рейсовую маршрутку в горы, где еще сохранился кусок этой, в большинстве остальных мест разрушенной, тропы. В итоге все складывается, мы успеваем и в горах нас встречает Америго (первый раз вижу живого человека с этим именем) - усохший неопределенного возраста житель соседней деревушки который «заведует» тропой – чистит ее, убирает ветки и листья, иначе через пару лет ее будет не отличить от окружающих джунглей (кстати, как нам объяснил гид, джунгли в районе Амазонки, а здесь атлантический лес, тонкий конечно нюанс для нас непосвященных).
Дорога впечатляет – шириной три-пять метров, вымощенная на крутых ее участках огромными булыжниками (взрывали валуны чтобы получить камни для ее строительства) вдали от рек и речной галькой вблизи, двести пятьдесят лет назад Estrada Real тянулась на сотни километров, соединяя Парачи с городами штата Минас Жерайс где в самом конце семнадцатого века открыли самые крупные в мире месторождения: золота в Оуру Прету и алмазов в Диамантине (собственно, они то и дали название штату, в переводе на русский «основные шахты»).
Сегодня камни поросли мхом и на крутых участках довольно скользко. Не так было раньше, когда нескончаемые группы шли по ней о обоих направлениях. Миллион килограмм золота и шестьсот килограмм алмазов проделали по ней путь в порт Парачи, Рио Де Жанейро и далее в Португалию. Четыреста тысяч черных рабов прошли в обратную сторону чтобы обеспечить добычу этих богатств. Тропа охранялась солдатами на всем ее протяжении, поля кукурузы и бобов окружали ее что бы обеспечить пищу путешественникам (путь занимал до трех месяцев). Но в результате участившихся морских пиратских атак с островов залива Агра Дел Рейс, включая Ilha Grande, где мы провели предыдущие дни, путь стал небезопасен, альтернативная прямая дорога из Рио в Минас Жерайс была найдена, и Парачи, а вместе с ним и золотая тропа захирели...
По ходу получаем всякие ботанико-зоологические познания, от все тех же вездесущих мелких обезьянок и греющихся на камнях тропы ящериц до практически неотличимых лопухов, один из которых кормящие женщины жуют для улучшения молока, а второй ядовит и убивает за несколько минут... По словам гида, раньше тут жили большие обезьяны, но вымерли. При этом он убедительно раздувает щеки и бьет себя кулаками в грудь, но его интилигентное лицо и очки все равно мешают представить его эдаким шимпанзе. И еще видели тут и там отдельные кусты кофе - все что осталось от обширных плантаций времен кофейного бума.
Тропа кончается у водопада на реке внизу – огромная абсолютно гладкая скала, длиной метров и шириной метров примерно по пятьдесят, с не очень большим уклоном, по которой река сбегает в натуральный каменный бассейн у основания скалы и продолжает свой путь через джунгли. Местные там катаются, спускаясь по водопаду, кто сидя, как с горки, а кто и стоя, и даже на серфинговых досках...
Чуть в стороне небольшая ферма сахарного тростника, которая заняла какое то почетное место на национальном конкурсе кашасса-варения. Видов кашасы просто немеряно. Нам были представлены простая (не состаренная) «белая» разновидность, которую судя по всему и использут в основном для кайпириньи, желтоватая “aged” кашаса, проведшая несколько месяцев или даже лет в бочках бразильского дерева, и еще более темная после старения в бочках французского дуба. Далее начинаются всякие фрукто-обогащенные смеси, пониженной крепости (20% вместо 40-45% в обычном напитке), но иногда с приятным вкусом наливки. Парочку, основанную на местных бразильских фруктах, мы купили, конечно в дополнение к «настоящей», настоенной в бразильских бочках. Выходил я с дегустации шагами не очень уверенными...
Отойдя от дегустации возвращаемся в город только чтобы взять напрокат велосипеды и поехать в Mini Estrada Real, маленький музей в четырех примерно километрах от Парачи, где под открытым небом построен макет дороги и некоторых зданий в городах через которые она проходила. Что то типа «Мини Израиля», приятное место, к тому же хорошо вписанное в местные холмы.
Парачи очень «велосипедный» город – специальные дорожки, прокат на каждом шагу. Правда, не слишком дешево – 5 долларов за час или 25 за день... После музея, раз уж взяли велосипеды, объезжаем городок, набережную реки, пляж, порт... Историческая часть города с ее крупно-булыжными мостовыми нас добивает - хотя велосипеды горные и для них это детская забава, для наших нежных задниц на этих велосипедах восседающих это уже апофеоз и так достаточно забытого ощущения езды на велосипеде, так что отбив их окончательно, велосипеды мы возвращаем и продолжаем наш путь пешком, тем более что уже пора идти на представление местного театра марионеток. По дороге впрочем можно заглянуть в лавку кораблей – тысячи (не преувеличиваю!) моделей от простых весельных лодок десяти сантиметров в длину до сложных парусников со снастями, парусами и т.д. И цвета – эти лодки покрашены во все вообразимые тропические цвета... Там можно провести часы их рассматривая... Часов у нас нет, представление скоро начинается, но невозможно из такой лавки уйти с пустыми руками, и пару моделей мы все таки прикупили...
Представление называется просто и емко – El Concerto. Марионетки, да не те которых мы видели в Праге. Нет ни палочек, ни веревочек. В зале абсолютная темнота, свет направлен только на потрясаще сделанных кукол, движения которых управляются двумя кукловодами одетыми во все черное включая закрывающие лица маски, так что они практически не заметны. Было разыграно несколько не связанных между собой сценок, и забавных и серьезных, но все очень реалистичные, забываешь что это куклы.
Насытившись пищей духовной, не стоит забывать и об ужине. В этот вечер мы единственные посетители крохотного ресторана Merlin O Mago, с немецким в белом костюме с золотыми пуговицами шефом и франко-бразильской кухней, включая карпачи из свежей сердцевины пальмы, неописуемое луковое мороженое с сыром и помидорами, филе миньон и на десерт мороженое с эспрессо - наш безусловно лучший ужин в Бразилии, один из тех которые запоминаются на годы.
Возвращаемся в гостиницу около двух ночи, улица полна тусующимся народом, полная луна сквозь пальмы на площади светит прямо в конату, и звуки боса новы доносятся до утра из соседнего кафе. День удался...

Воскресение, 12/12 - Парачи
Воскресение. С утра город выглядит совершенно вымершим. Все уличные кафешки и магазинчики закрыты и окна смотрят на улицы закрытыми деревянными цветными ставнями. Очень живописно, но негде выпить кофе и это раздражает. Церкви тоже закрыты. Так и не получилось посмотреть на них изнутри, кроме одной, в стиле барокко, где происходила вечерняя субботняя молитва и мы как раз случились рядом. Наша портье говорит что церкви открыты крайне редко, только на время молитв (обычно в воскресенье вечером), и даже просит написать письмо в префектуру и выразить наше «фе» по этому поводу. Как будто это поможет... В общем, так и остались церкви неосмотренными.
Портье у нас немолодая женщина хорошо говорящая по английски – большая редкость в Бразилии... Она родилась в Парачи, ее мать из Швейцарии, отец – венгр. Так я и не понял что их привело в Бразилию, но здесь вообще относительно много европейских иммигрантов. Шеф вчера в ресторане рассказывал тоже самое. У него правда другая история – родился в Рио у родителей немцев, вскоре семья вернулась в Гамбург, потом переехала в Нью-Йорк, где он повстречался с красивой бразильской девушкой, приехал к ней в Бразилию... Но женился на другой...
Англоговорящих туристов практически нет. Если раньше еще и был какой то туризм из Штатов, кризис его совсем свел на нет. За всю поездку до сих пор мы не встретили ни одного американского туриста... Туризм в основном местный, затем «соседский» (Аргентина), иногда европейский, как правило немцы или французы. Крайне редко – англичане. В общем, на английском вроде как и говорить не с кем. И хотя его преподают в школах, результата не видно. В Оуру Прету (уже после Парачи) мы попали в ресторан где сидела огромная компания молодых ребят за сдвинутыми столами и праздновала что то очень веселое – все делали друг другу подарки, толкали какие то речи, некоторые девушки плакали (наверное от глубины чувств). Нам очень хотелось понять, что же они такое празднуют, и мы спросили у одной из девушек из этой компании, сидевшей неподалеку от нас. Как и ожидалось, по английски она не понимала. Но тут же начала искать кого то кто бы нас понял - надо сказать, бразильцы в целом очень доброжелательны и всегда стараются помочь и понять что нам нужно. В итоге подошел к нам один парень из этой компании, и не прекращая извиняться за плохой английский (действительно очень слабый), объяснил что это прощальная выпускная школьная вечеринка одноклассников (учебный год в Южном полушарии заканчивается в декабре :-)). На двадцать выпускников школы нашелся всего один(!) который хоть как то был в состоянии понимать по английски...
Уже с утра припекает солнце так что идем в порт ловить приятный морской бриз. У пирсов десятки ярко раскрашенных шхун (вот где они – образы для моделей из вчерашней лавки!) готовятся к отплытию на разные окрестные пляжи и зазывают пассажиров. Все очень живописно, сидим на пирсе, рассматриваем отплывающие корабли и пьем ледяное кокосовое молоко из огромнейшего кокоса, купленого здесь же, с тележки с ящиком льда.
Затем забредаем на пару часов на местный пляж, прямо скажем, не Копакабана, но до сих пор море, а потом, поев мороженого в лавочке возле дома (просто Наташина мечта – мороженое из сгущенки, соус из нее же плюс варенье из гуйявы), собираем вещи и на такси (выучившись!) едем на автобусную станцию, и далее в Агру, откуда ночной автобус повезет нас в Белу Горизонте, а затем и в Оуру Прету – нашу следующую остановку в Бразилии.

Понедельник, 12/13 - Оуру Прету
Автобус из Агры в Бел Горизонте идет одиннадцать часов... Были грандиозные планы – пить вино и смотреть кино (Наташа прихватила с собой несколько фильмов), но дорога горная, водитель гонит как сумасшедший, так что нас довольно быстро укачало - еще перед тем как успели открыть бутылку. В итоге через полтора часа после выезда все что нам осталось, это спать. Единственная проблема, водитель устроил форменную Сибирь, уж не знаю на сколько он кондиционер выставил. Я пытался завернуться в Наташину рубашку (Наташа же была завернута в плащ), с большим легко догадаться успехом... В итоге под утро я проснулся от жуткого холода и начал колотиться о водительсую дверь с воплями «¡mucho frio!», но не спасло... Так что утро встретил простуженным, в соплях, с температурой и прочими прелестями...
А у Наташи между тем день рождения. Куча писем с поздравлениями и все такое, так что изучая их мы почти опаздываем на автобус из Белу Горизонте в Оуру Прету. Белу Горизонте стал столицей провинции Минас Жерайс в конце девятнадцатого века, забрав эту роль у Оуру Прету. Относительно новый город, Нимейер изрядно приложил свою руку к его виду, будучи приглашен мэром Кубичеком поучавствовать в архитектурном планировании города. Наташе немного напомнил Львов, мне Киев...
В итоге около десяти утра мы в Оуру Прету, городе в окрестностях которого в конце семнадцатого века было найдено самое большое в мире месторождение золота, начавшее золотую лихорадку длившуюся долгих семьдесят лет. Само название города значит «черное золото» - по преданию, путешественник разбивший лагерь у реки обнаружил несколько крупиц черного металла. На поверку эту оказалось золото. Неподалеку есть город Оуро Бранко, «белое золото», там оно добывалось из светлых кварцевых пород. Вскоре после открытия месторождений Оуру Прету становится одним из самых больших и богатых городов обеих Америк... В середине семнадцатого века Вила Рика («Богатый Город», так он тогда назывался) насчитывает четверть миллиона жителей, для сравнения тогдашнее население Нью-Йорка пятьдесят тысяч, а в Рио Де Жанейро живут только двадцать тысяч... Здесь центр золотодобычи – взвешивают золото, платят королевские налоги (совсем немало – пятая часть!, позднее это приведет к мятежу - Заговору), здесь формируют караваны которые везут золото дальше, по Королевской Дороге (Estrada Real), в Парачи, и дальше, на кораблях, в Рио и Португалию.
А город расцветает и заполняется десятками церквей соревнующихся друг с другом в роскоши и особняками. В одном из них, рядом с центральной площадью (Площадь Тирадентеса) мы и остаовились. Называется гостиница Чико Рей. Двухэтажный особняк середины восемнадцатого века, с деревянными полами, обеденной залой, гостиной на втором этаже с коллекцией антикварной мебели (впрочем, мебель в комнатах тоже похоже начала прошлого века), тяжелыми синими деревянными дверями, огромными старинными ключами с бородками (как потом случайно выяснилось, подходящими к нескольким комнатам :-)) и замочными скважинами от них в которые действительно можно подглядывать. Обычно восхищение старинными особняками скисает в момент столкновения с сантехникой, но надо сказать, здесь сумели вписать в номер довольно просторные и современные туалет и душ, а также маленькую веранду-кабинет, с видом на церковь на горе. С утра она закрыта туманом, из которого выглядывают колокольни... Там я и пишу эти заметки.
В понедельник все музеи и церкви закрыты, так что мы просто гуляем по городу. Он весь на холмах, что делает процесс осмотра весьма физически интенсивным, и, хоть в общем и целом, я всячески за, проделывать этот процесс с температурой и подтекающим носом занятие не самое приятное. Так что наша первая остановка в городе это аптека, где тонна медикаментов переходит с полок ко мне в рюкзак, а вторая остановка в пиццерии O’ Passo со списком из тридцати наверное разных пицц, (включая Pizza do Nutella, которая наврняка пользовалась бы успехом у детей), где уж и не помню какую мы взяли, но она была очень вкусной, ну просто очень... А подкрепленная пивом Leffe просто непревзойденной... Процесс прогулки много выигрывает после достойного ланча. Надо сказать что и здоровью он помогает... Взяв такси (не было сил тащиться с нижнего города вверх на холм, попадаем на площадь Тирадентес, названную в честь одного из героев Заговора - неудавшейся революции планировавшей освободить Бразилию от португальского «колониального ига». Группа интиллигенции (кстати, судя по беседе с Карлосом в Рио, значение этого слова то же что и в российском его понимании) – поэты, художники, а также продвинутые дельцы и дворяне, и несколько примкнувших к ним военных планировали небольшой дворцовый переворот, объявление независимой от Португалии республики и все такое. В общем, типа декабристы... Но как и последние, слишком далеки были от народа, так что переворот не удался. Все в кусты, типа ни при чем, а поэт Тирадентес (дословно «зубодер», в честь его основной специальности) в кусты не сбежал, взял все на себя, и, как зачинщик, был повешен и четвертован с головой проделавшей торжественное шествие по улицам Оуру Прету на пике королевского офицера – чтобы неповадно было... Ну вот, зато теперь он главный герой и в его честь куча улиц, площадей и даже город по соседству названы... Но мы там не были...
С площади Тирадентес идем в минералогический музей. Он закрыт, но находится в том же здании что и геологический факультет университета. Так что мы морду веником и проникли в школу типа мы студенты, я уже даже бородат почти как нормальный геолог. Прошло. Побродили по школе и по некоторым залам музея, послушали минут пять лекцию об архитектуре Алейжадинью (о нем позже), правда на португальском. Непонятно но интересно. Потом все таки из музея нас, многократно извиняясь, попросили удалиться, но к тому моменту мы его уже посмотрели...
Пошли гулять по городу и забрели на шахту Чико Рей (в честь которого названа гостиница). И это целая история. Чико Рей был черный царек африканского (естественно) племени. В какой то очередной набег португальских работорговцев все племя было захвачено и привезено в Бразилию. Прошло по золотой тропе, и те кто это выдержал, начали добывать золото. Царь сумел (работая выходные и сверхурочные, оказывается были такие понятия :-)), выкупить из рабства себя, сына, а потом, работая вместе, все племя да и саму шахту. И стали, как в сказке, жить припеваючи, праздновать свои праздники и так далее... В общем, показал Чико Рей что царь он на то и царь чтобы владеть ситуацией... Вот эту то шахту мы и посетили пройдя через дом, где, по преданию, и жил Чико со своей семьей-племенем...
Вход в нее прямо за домом. Пещера в горе. Мы прошли метров наверное двести по штольням, где то освещенным, а где то лампочки перегорели и мы пользовались фонариком. Кое где высота прохода позволяет идти в полный рост, а где то своды очень низкие. В последний зал мы пробирались просто на четвереньках – хорошо что нам дали шахтерские каски. Потом хозяин дома угощал нас кашассой из бочки, бабушка (наверное) хозяина, по имени Мариа что-то-там-еще да-Лима показывала свои медали почетной гражданки города, и еще медаль Заговора. Было это правда в конце восемнадцатого века, но бабушка выглядит так, что вполне могла бы быть из этой компании... Она нам что то убедительно рассказывала по португальски, мы соглашались по русски, в итоге остались довольны друг другом и разошлись...
В какой то момент пошел ливень и крутые булыжные улицы города превратились в просто водяные горки. В секунды забурлили мутные реки воды, раздуваясь от вливающихся в них новых и новых потоков с боковых улиц. И так же за секунды исчезли, стекли вниз, когда дождь закончился. Мы на время дождя спрятались в одной из лавок, владелица которой недавно вернулась из путешествия по рекам России от Петербурга до Москвы... Взахлеб рассказывала как ей все понравилось. Потом мы в местном туристическом журнале видели его как одно из самых рекламируемых путешествий. Дождь оказался финансово тяжелым, пока он шел, успели купить пол-лавки всяких местных вещей, включая традиционную «фенечку» Наташе...
Посмотрели работы местного художника-пунтуалиста, специализирующегося на городских крышах. Крыши надо сказать в городе действительно замечательные, черепичные. И так как весь город на холмах, они все на разных уровнях, и картина при взгляде вниз с холма получается очень красивая – множество черепичных крыш среди которых тут и там вырастают колокольни. Хороший материал для любого художника, и уж особенно специализирующегося по крышам :-). Напротив его дома ресторан, куда мы и пошли вечером отмечать день рождения. Приятный такой ресторан, up-scale, белые скатерти и пять официантов (все равно правда тебя не понимающих), но еда ничего особенного.

Вторник, 12/14 – Оуру Прету
Утро замечательное, солнечное. Завтракаем в обеденной зале с буфетом расписанным в пятидесятые годы двадцатого уже века известным бразильским художником Гиньярдом жившим по соседству. В окне стоит белый причесанный пудель с красной лентой вокруг уха и громко лает выражая свое недовольство чем то происходящим на улице.
С самого утра обследуем город и его церкви в стиле барокко к большинству которых приложил руку Алейжадинью, сын довольно известного в те времена португальского архитектора приехавшего в Вила Рика и одной из его рабынь, ставший лучшим архитектором и скульптором колониальной Бразилии. Хотя в основном и вычурные, некоторые поражают изяществом отделки, тонкой резьбой по дереву и расписными деревянными потолками. Похоже что приходы соревновались друг с другом по роскоши убранства и сотням килограмм золота пошедшим на позолоту интерьера их церквей. Фотографировать нигде нельзя. В одной из них меня, поймав на попытке, чуть не выдворили прочитав лекцию из которй следовало что я нарушил и федеральные и международные законы, и вообще я должен благодарить что я еще на свободе. В общем, я проникся и почти прослезился, но фотографировать продолжил :-).
Город готовится к Рождеству. Повсюду Деды Морозы. В пол-человеческого роста фигуры в красных костюмах и шапках с помпонами на многих балконах и окнах в самых причудливых позах – сидят на подоконниках свесив ноги, лезут в окна или через балконные перила, выглядывают из за колонн, а где то упали и болтаются под окном как повешенные, привязанные на веревках. Сами окна тоже самых разнообразных форм и расцветок. Я их в какой то момент начал фотографировать, посмотрим удастся ли сделать интересную подборку.
На одной из улиц наткнулись на книжный магазин и купили набор головоломок (тот же, которым мы играли в кафе в Парачи, то-то теперь будет раздолье!) и альбом Алейжадинью. Дорогой безумно, но подборка фотографий действительно классная. Правда, немногие статьи которые там есть, на португальском. Зато немногие :-). Из альбома узнаем что в соседнем городе Конгоньяс есть церковь которая просто апофеоз творчества Алейжадинью, так что программа на следующий день уже ясна, а пока что еще остается время сходить в самую отдаленную церковь, практически за городом, на высоком холме – церковь Епифаньи построенную черными рабами. Все святые черные, мадонна насколько я понимаю тоже. Чтобы собрать деньги на строительство, рабы после работы на прииске мылись и стирали свои одежды в общих чанах собирая золотую пыль... И к этой церкви приложил свою руку Алейжадинью, создав ее алтарь. К сожалению она оказалась закрыта на реставрацию, но мы это обнаруживаем уже когда с высунутыми до колен языками наконец то взбираемся на холм по улице настолько крутой, что я бы не рискнул ездить там на машине. И точно – несколько машин спешащих на похороны (кладбище прямо позади церкви) пробуксовывает взбираясь на него чем подкрепляет наши опасения. Зато с холма открывается вид на весь город. Со всеми его площадями, черепичными крышами и церквями.
По дороге вниз останавливаемся у старинного уличного фонтана – их множество в городе, стоят пристроенные к стенам домов, обычно с какими нибудь нравоучительными сентенциями на них, типа «построен на налоги чтобы улучшить жизнь горожан» и т.д. У этого целая история, оказывается он пристроен к дому, где жила несравненная Мария, которую обессмертил поэт не-помню-как-зовут, но он был одним из участников Заговора... Сейчас там школа. Учеников нет – каникулы, но школа открыта и кто-то там что-то в кабинетах делает. Походили по зданию, посидели в классах. Зеленые доски, мелки, старые парты... Вырезанные из бумаги ангелочки на стенах, явно результат какого-то конкурса... В учительской стоит у стены портрет этой самой Марии, судя по нему, потрясающе красивая была женщина. После школы переходим мостик через глубокую расщелину идущую через весь город – внизу ручей и вдоль него петляет дорожка, но мы по ней так и не прогулялись. Мостик оказывается еще одним «мостом вздохов», на этот раз этого вот поэта по Марии – оттуда хорошо виден ее дом...
Вечером мимо полицейского на площади читающего книжку стихов, идем на автобусную станцию покупать билеты в Петрополис (наша следующая остановка), но как раз попадаем на часовой перерыв. Ожидаем его окончания у соседней церкви. В тени ограды целуется какая то парочка... Коротаем время позируя перед прожекторами подсвечивающими церковь. В их лучах наши огромные тени гуляют по стенам, влазят в окна... Внизу холма в темноте еще одна церковь и мы спускаемся туда по мокрому булыжнику уже после того как покупаем билеты – кассиром оказался тот парень который целовался у церкви... Правильное использование рабочего перерыва :-)... Пока доходим до церкви, опять зарядил дождь... У закрытых ворот церковного кладбиша миска с мертвой курицей, похоже какое то ритуальное подношение... Сама церковь на реставрации. При свете фонарика читаем что это церковь Сан Хосе, а на ее кладбище оказывается похоронен Бернардо Гимарайнш, автор “Enscrava Isaura”. Короткая проверка в Интернете - да-да, Бернардо Жоакин да Силва Гимарайнш, похороненный на этом кладбище, автор «Рабыни Изауры» открывшей советскому народу мир телесериала и способствовавший переименованию нашей семейной дачи в загадочную «фазенду»...
Ужинаем внизу в городе чудесным жареным мясом с маниоками – традиционная кухня Минас Жерайс... Рядом компания школьников выпускников отмечает конец учебного года...

Среда, 12/15, Оуру Прету и вокруг
Весь город с утра в тумане. Встаем рано что бы пройтись и посмотреть на него с соседнего холма. Моросит дождь... Опять идем в церковь Сан Хозе, все таки запала нам в душу могила автора «Рабыни Изауры», и решили ее посетить. Кладбище закрыто, но рабочие в церкви (около пол-восьмого утра, но кофе пьют уже вовсю), дают нам пройти на кладбище через нее. Церковь в процессе реставрации – все деревянные украшения и панели сняты, снята также обшивка с потолка, остался только скелет из несущих балок и перекрытий... Могила Гимарайнша самая заметная на кладбище, не ошибешься. Обелиск из черного гранита с бронзовой доской. «Рабыня Изаура» тоже упоминается – судя по всему это важный роман в бразильской литературной истории, а не только веха в истории внедрения телесериала в мир домашних хозяек Советского Союза.
После прогулки и завтрака берем такси и едем в соседний Конгоньяс, смотреть на апофеоз творчества Алейжадинью, одну из его последних работ – церковь с шестью часовнями вдоль вымощенной булыжником с проросшей между камнями травой дороги и двенадцатью фигурами ветхозаветных пророков из мыльного камня на лестницах ведущих ко входу в церковь. В каждой часовне раскрашенные деревянные скульптуры в человеческий рост созданные Алейжадинью и его учениками изображающие одну из сцен последнего дня Христа – тайная вечеря, молитва в гефсиманском саду, сцены Виа Де Ла Роза, распятие... Говорят что Алейжадинью пытался дать политический подтекст в этих скульптурах – римские солдаты распинающие Христа одеты в такие же сапоги как и португальская армия, да и у Христа черты Тирадентеса...
После церкви и стакана с молоком в крохотном соседнем ресторанчике, возвращаемся в Оуру Прету. Обедаем в Maximu’s – тоже местаня кухня, буфет на вес, вкусное мясо, но в остальном ничего особенного. После обеда едем на местном автобусе в большую шахту в десяти минутах от города где раньше добывали золото. Она намного больше, чем шахта Чико Рей, которую мы видели в первый день – нас в нее спускают по крутой штольне на вагонетке на тросе – путешествие занимает минуты две и приводит нас на глубину 120 метров в точку откуда разбегается множество широких галерей с высокими потолками. В одной из них в нише алтарь Св. Барбаре – покровительнице золотодобытчиков. Одна из штолен заканчивается совершенно прозрачным подводным озером. Оказывается, можно даже договориться о плавании с аквалангом, но уже конец дня и у нас уже нет времени все это организовать. Та же вагонетка (только перекидываем спинки сидений чтобы сидеть по ходу) поднимает нас наверх, к небольшому сувенирному магазину, продающему всякие бразильские камни по заоблачным ценам.
Вернувшись в город на том же автобусе, но уже битком набитом, покупаем Наташе каменную кастрюлю и сковородку – уверен что теперь жаркое которое мы никогда не готовим будет значительно вкуснее...
И уже перед самым отъездом идем на как раз открывшуюся выставку сцен Рождества в небольшом выставочном зале. Долго не открывали, ждали президента какой то там ассоциации чтобы перерезать ленточку, наконец она появилась, камеры, свет, дети из соседних школ в национальных костюмах бьют в национальные же бубны и поют радостные песни, ленточка перерезана и мы наконец можем посмотреть довольно интересную коллекцию сцен, исполненных и дерева, бумаги, камня и всвозможных других материалов, включая лампочки, пластик от бутылок, лавровые листья, мох и т.д.
Такси еще раз провозит нас по мокрой от снова начавшегося дождя площади Тирадентеса, геологоческая школа подсвечена красными и зелеными прожекторами, редкие фигуры под зонтиками стоят возле скоро уже закрывающихся кафе... Не хочется уезжать из этого городка...

Четверг, 12/16, Петрополис
В семь утра мы в Петрополисе, небольшом городке в часе езды от Рио, куда мы добрались в семь утра из Оуру Прету в супер комфортабельном автобусе – настолько комфортабельном, что несмотря на горную дорогу мы даже успели досмотреть “Minority Report” без того что бы нас укачало. Плюс в этом автобусе нам выдали одеяла.
Строительство города началось в середине девятнадцатого века в районе, климат которого понравился первому императору Бразилии Педро I во время его путешествия из Рио в Минас Жерайс в двадцатые годы, и назван в честь его сына, второго (и последнего) императора Бразилии Педро II. Вскоре стал местом летнего отдыха императорского двора, там был построен летний дворец, сегодня Имперский Музей, неподалеку от которого мы и нашли гостиницу. Кстати, первое место за всю поездку где у нас были проблемы с тем что мы заранее не заказали комнату. На автовокзале, быстро проглядев список гостиниц в Lonely Planet, мы попросили таксиста взять нас в одну из них, но там не оказалось мест... Вторая – та же история. В итоге, поумнев и обзвонив несколько гостиниц, мы нашли этот старый особняк конца девятнадцатого века в двух минутах от императорского сада. Дали нам номер на втором этаже выходяший на главную улицу, куда я, поминутно останавливаясь, взгромоздил ставшую совершенно неподъемной после покупки набора каменной посуды Наташину сумку по скрипящей деревянной лестнице... Внизу ресторан с португальской кухней, где нас сразу накормили завтраком, из которого стоит отметить вкуснейшие сосиски в томатном соусе.
Мы в центре старого города. Кроме императорского дворца, неподалеку построенный в готическом стиле кафедральный собор с могилами императора Дома Педро II, императрицы Терезы Кристины и принцессы Изабеллы, и улица по обеим сторонам канала, с особняками, сегодня занятыми различными гостиницами и городскими учреждениями, и двумя парками – императорским садом и городским садом, уставленным Санта Клаусами, снеговиками и прочей рождественской атрибутикой, забавно выглядящей среди пальм тропического парка. Прогулявшись, обнаружили самую высокую городскую достопримечательность – храм Мадонны Фатимы на холме и естественно на него полезли. Храм - высокая такая беседка с неестественно удлиненной статуей Мадонны из португальской местности Фатимы, которая, по преданию, явилась трем тамошним детям в мае 1917 года и сделалала несколько предсказаний, первое персональное для детей, второе говорило о приходе коммунизма несущего много бед и третье, что Папа, на которого будет совершено покушение, в итоге спасет мир от него мир... Считается что это было предсказанием покушения на Папу Иоанна II в 1981 году... С холма хорошо виден исторический центр города внизу, с костелом, парками и каналом. С другой стороны холма огромное кладбище с вьющейся через него дорогой...
Спустившись с холма идем в странный, из двух комнат соединенных тремя лестницами, дом инженера Альберто Сантос-Дюмонта, из Минас Жерайс, который долгое время считался человеком совершившим первый в мире полет на «аппарате тяжелее воздуха» в октябре 1906 года во Франции. Конструкция его аппарата 14-Бис (названного Oiseau de proie – «хищная птица») была намного ближе к самолету чем у аппарата братьев Райт, первенство которых было признано позже. Памятник этому самолету установлен тут же неподалеку.
После дома отца авиации, которым бразильцы до сих пор считают именно Сантос-Дюмонта, и кофе с пирожками в кафе в саду Имперского Музея, идем в собственно музей-дворец, считающийся главной аттракцией города. Анфилады комнат, лестницы, широкие корридоры... Обычный императорский дворец :-)... Хотя Педро II был императором совершенно необычным.
История Бразильской империи начинается в 1807 году, с бегства португальского короля Хуана VI из Лиссабона от нашествия наполеоновской армии. Бразилия стала пристанищем португальской королевской семьи и всего двора на следующие почти четырнадцать лет. Принцу Педро тогда десять лет, и все его детство проходит в Рио и, видимо, он становится больше бразильцем, чем португальцем – во всяком случае он остается в Бразилии, когда вся семья возвращается в Лиссабон в 1821 году, и позднее, в октябре 1822, когда семья выражает неудовольствие и требует его немедленного возвращения в Португалию, объявляет Бразилию независимой империей а себя первым бразильским императором. Позднее, в 1831, отказавшись от бразильского трона в пользу своего пятилетнего тогда сына (тоже конечно же Педро), он возвращается в Португалию раздираемую гражданской войной после смерти Хуана VI, но через три года умирает от туберкулеза.
Его сын, Педро II, становится императором Бразилии и носит этот титул вплоть до военного переворота в ноябре 1889 года – почти 59 лет... Именно Педро развивает страну и строит ее как одну из ведущих международных сил. Выигранные войны, развитая экономика, вложения в образование, искусство и науки. Да и сам император весьма образован – почитатель Дарвина, Гюго, Ницше, друг Вагнера, Луи Пастера, разговаривает и пишет на четырнадцати языках (кроме банальных живых и мертвых европейских там такая экзотика как иврит с арабским и китайский с тупи-гуарани), знаток искусства и «домашний» ученый, книголюб (собравший коллекцию из шестидесяти тысяч томов) и первый бразильский фотограф, купивший камеру для дагерротипов и построивший фотолабораторию во дворце... Такой в общем, император...
Именно Педро II поддерживал аболиционистов в Бразилии, называя рабство национальным позором. Не имея конституционной силы положить ему конец, на протяжении своего правления он предпринял несколько шагов, в результате которых в 1871 году был принят «Закон Свободнорожденных» по которому все родившиеся после его принятия автоматически становились свободными людьми, а в 1888 рабство было отменено. Именно это и стоило ему трона. Группа военных поддержанных крупными плантаторами устроила переворот в ноябре 1889, Педро был выслан из страны, и вскоре скончался в Париже...
Бразильцы почитали своего императора – и в 1920 останки его и его жены были возвращены в Бразилию и захоронены в кафедральном соборе – мы видели там их могилы...
После дворца очередь культурного центра, несколько интересных художественыых выставок – и фиеста в гостинице, очень уж мало мы спали в автобусе и глаза закрываются. К тому же начало припекать солнце... В общем, самое время послеобеденного сна...
Вечером походили по «обычному» городу – интересное здание театра (конечно же, Teatro do Pedro), площади, торопящиеся люди... Пытались дойти до дома Стефана Цвейга (оказывается он жил в Петрополисе после бегства из Европы, и именно здесь они с женой покончили с собой), но так и не дошли... Поужинали по португальски зажареным мясом и бутылкой португальского же вина (весьма недурного) в ресторане в гостинице и пошли спать...
И забавные факты – отборочные турниры кандидатов на звание чемпиона ФИДЕ в 1973 году проходили в двух «городах Петра» - Петербурге в России и Петрополисе в Бразилии...

Пятница, 12/17, Петрополис – Рио Де Жанейро
Просыпаюсь в пол-седьмого утра сам в комнате от луча солнца бьющего в глаз. Наташа похоже пошла встречать рассвет... Выползаю из гостиницы – день обещает быть ясным, но еще приятно и не жарко. Оставив Наташе записку где меня можно найти, иду в императорский парк. Там никого кроме дворников чистящих посыпанные песком аллеи граблями оставляющими линии в стиле сада-дзен и группы дедушек и бабушек занимающихся чем то вроде облегченной аэробики на площади у здания музея. Парк спланирован во французском стиле, с круговыми и диагональными аллеями, но растут там при этом тропические бразильские деревья и прочая из джунглей принесенная растительность. Вскоре появляется Наташа - независимо как выяснилось от оставленной записки, просто не так уж много прогулочных маршрутов в городе. Вернувшись в гостиницу, завтракаем, быстро пакуемся и в одиннадацать утра садимся на автобус в Рио.
Единогласно решено что гостиница должана быть прямо на пляже Копакабаны, и составлен список из трех подходящих гостиниц. Последняя просто акт отчаяния – Copacabana Palace на Атлантик Авеню, построенная в двадцатых годах прошлого века в стиле art deco гостиница - самый известный бразильский, да и пожалуй южноамериканский, отель со стоимостью от 500$ за ночь. По счастью такого экстрима не потребовалось и мы остановились в отеле Windsor Martinique, хоть и без полу-олимпийского бассейна и фасада art deco, но в номере с видом на океан и «всего» за 220 примерно долларов за ночь включая пляжные полотенца и замечательный сок гуйявы на завтрак (да и весь остальной завтрак за те же деньги, просто сок был совершенно особенным).
Первым делом на пляж. Волны с дом размером (небольшой такой дом, но мне бы подошел) разбиваются в метрах тридцати от берега, и, если удачно под них нырнуть, раскручивают тебя, размешивают с пеной и, изломанного (лучший возможный массаж!), выбрасывают на берег... И все бы хорошо, если бы не мое правое ухо, которое, видимо проникшись overall простуженной за последние дни носоглоткой, возмутилось и громко возопило после нескольких кульбитов в волнах... Стакан кайпериньи на пляже и легкий часовой сон в гостинице снимают боль, но, с учетом завтрашнего полета домой, после послеобеденного сна, направляемся к интернациональному доктору (не забыв отщелкать дюжину фотографий на пляже Копакабаны в лучах заходящего солнца). Доктор хорошо говорящий по испански и еще немного по английски совсем не дешев, и берет три сотни рейсов за пространную лекцию о влиянии простуженной носоглотки на среднее ухо. Правда все это параллельно выписывая антибиотик и обезбаливающее для ушей. Заодно это был первый доктор честно рассказавший о последствиях потребления антибиотика со спиртным – оказывается антибиотик вовсе не перестает действовать как нас запугивали раньше, а просто живот может заболеть от такого сочетания... Ну, за последние недели к болям в животе нам не привыкать, так что немедленно беру стакан кайпериньи настоенной на каких то тропических фруктах, как и стакан какого то фирменного ликера в африканского стиля ресторане Yoruba в районе Ботафого, куда нас везет таксист после посещения врача и аптеки...
Креветки и мясо неплохи, но от принесенного аргентинского белого вина мы отказываемся – оно было просто ужасным... Ничего не поделаешь – надо сосредоточится на местных напитках...
По дороге назад в гостиницу проезжаем мимо рождественской елки установленной прямо в лагуне. Огромная, светящаяся огнями многократно отражающимися в воде лагуны, просто феерическое зрелище... Дорога вокруг лагуна забита, машины замедляются посмотреть на елку – ее оказывается только вчера установили. Машины кстати в Бразилии преимущественно европейских фирм – навалом Фиатов и Фольксвагенов, Рено и Пежо. Они наверное составляют процентов восемьдесят всех машин на улицах. Немного Шевроле, и опелей с эмблемой Шевроле, я так и не понял что это значит. И редко-редко японские машины, в основном Тойоты и Хонды... Ларчик открывается просто – автомобильная промышленность один из движущих факторов бразильской экономики, но большинство автомобильных заводов в стране принадлежат европейским корпорациям... А как известно, что производишь, то и потребляешь. Хотя в последнее время это не всегда правда...

Суббота, 12/18, все еще Рио Де Жанейро
Ну вот он и наступил, этот, обычно грустный, последний день отпуска. Утро проводим на пляже, потом, выписавшись из гостиницы, едем на блошиный рынок - похоже недостаточно мы тарелочек и ложечек купили в первый визит . На блошином рынке всегда интересно – длинные (наверное метров на пятьсот) ряды деревянных столов со всякой всячиной - старые фотографии, посуда, украшения, всякие безделушки и меморабилия. Все это рядом с какими-то подшипниками, водопроводными кранами и прочими прикладными изделиями не всегда понятного назначения. Интересно, плюс прикупили пару старых ликерных рюмочек тонкой работы...
Обедаем в буфете в том же крохотном тупичке колониальных времен что и две недели назад и идем через город в музей искусств, решили все таки посетить его в последний день. Довольно неплохая подборка бразильского современного искусства, особенно несколько залов с работами периода двадцатых-тридцатых годов. Единственное что мешает, это слабый кондиционер – в музее довольно жарко... Напротив музея городской театр, и, хотя нас дальше порога не пускают, мы можем оценить интерьер и еще одну рождественскую елку в холле. По дороге в Лапу выпиваем стакан сока в Желтом Баре на площади и снова проходим через старый центр, мимо кинотеатра Одеон, городского парка и памятника Махатмы Ганди присланной из города-побратима Нью-Дели. В Лапе похоже уже готовятся к карнавалу, и в небольшом открытом амфитеатре репетиция (похоже?) шествия одной из школ – куклы, музыканты, всякие шесты с перьями, толпа веселящегося народа... А нам уже пора ехать, так что поглазев немного на шествие, берем такси и едем в гостиницу, как раз вовремя чтобы успеть к шаттлу который и везет нас в аэропорт по набережной Копакабаны, мимо ели в лагуне с незажженными еще огнями, через центр, и дальше, за город... До свидания Рио...

Воскресение, 12/19, Майами
Приземляемся в Майами около пяти утра и к шести все погранично-таможенные формальности закончены, и багаж сдан до Далласа. Наш рейс в пол-одиннадцатого утра, так что у нас куча времени, а до Майами Бич на такси всего пятнадцать минут. В итоге в пол-седьмого утра мы стоим на пляже на берегу океана возле гостиницы Royal Palms, где я останавливался летом. Прохладно, около семнадцати градусов по Цельсию, облачно и еще совершенно темно, но вода теплая. Погуляв по ночному пляжу, пьем кофе в близжайшем дайнере открытом двадцать четыре часа. Огромный, с деревянными полированнми столами, сидениями из красной кожи, грибами-люстрами и фотографиями всяких знаменитостей на балконе второго этажа, он оформлен в стиле арт-деко, как впрочем и весь этот район Майами Бич. Дайнер почти пуст – несколько маленьких компаний и две «рабочие» девушки за соседним столиком в вечерних мини – красных и лиловых - конец смены... Пришлось ограничиться кофе - мимозу нам не дали, оказывается мы зашли в кафе как раз в тот короткий промежуток времени после пяти утра, когда перестают подавать спиртное и восьмью утра, когда его начинают подавать снова.
Пока пили кофе, полностью рассвело. Гуляем в воде вдоль пляжа, она действительно теплая, на берегу начинает появляться бегающий и просто прогуливающийся народ, кричат чайки, просыпаются бомжи, обитающие здесь же... После пляжа идем по Ocean Avenu, мимо стильных домов и гостиниц, виллы Версачи, на ступенях которой он и был застрелен мафией, художественной композиции из огромных розовых улиток на траве, и кафешек со столиками на тротуаре в одной из которых мы и останавливаемся позавтракать яйцами по-флорентийски (с копченым лососем) и выпить по стакану утреннего мохито (надо уважать традиции :-)), благо уже начало девятого и соответственно спиртное начали подавать. Официантка русская девчонка, и завтракаем соответственно под звуки русских мелодий с ее iPod'а. Но время заканчивается, и вот уже такси везет нас в аэропорт через мост соединяющий Майами Бич с собственно городом, мимо причалаов с круизными теплоходами... Когда нибудь и в круиз надо бы съездить, но, переглянувшись, решаем что еще не время, нужно только решить что раньше – Эквадор с Галапагосами или путешествие по Амазонке, от, скажем, Икитоса до Манауса, из Перу в Бразилию, на какой нибудь неторопливо сплавляющейся барке, в гамаке подвешенном на палубе, со стаканом мохито или кайпериньи в руке, ловя пираний на удочку, слушая ночные крики джунглей и наблюдая розовых дельфинов, которых нигде в мире, кроме Амазонки, нет...

No comments:

Post a Comment

Post a Comment